andranikpasha (andranikpasha) wrote in aznavour,
andranikpasha
andranikpasha
aznavour

Categories:

Пресса о московских концертах Азнавура

В Москве сделают бронзовый бюст Шарля Азнавура

МОСКВА, 20 апреля - Великолепный Шарль Азнавур едва ли предполагал, что во время нынешнего краткого визита в Москву будет увековечен в бронзе. Но именно такое предложение сделал "королю французского шансона" известный столичный скульптор Григорий Потоцкий. Сегодня, перед началом своего прощального концерта в Государственном Кремлевском дворце, Азнавур уже успел побывать в мастерской художника, где позировал для собственного скульптурного портрета.

"Почти час мы провели за работой, однако я успел сделать лишь черновой набросок", - рассказал Григорий Потоцкий, заверив, что через месяц бронзовый бюст знаменитого шансонье будет готов. "И я повезу его в Париж, чтобы подарить Шарлю", - добавил мастер. "Шарль Азнавур - это голос Франции, своего рода символ и достояние этой страны", - убежден Потоцкий.

Он сказал, что не добивался исключительно портретного сходства, а старался прежде всего передать внутреннее состояние артиста. "Я изобразил шансонье задумчивым, мягким, открытым человеком, именно такой он в жизни, - заметил скульптор. - Вроде бы мне удалось передать его мудрость, исходящий от него свет".

По словам Потоцкого, он лепил портреты многих известных людей, среди которых Паоло Коэльо, Пьер Ришар, Лев Дуров, Александр Солженицын, Жорес Алферов. Кстати, договориться о встрече с французским певцом ему помог Жерар Депардье, с которым очень дружен скульптор. Работы художника находятся в десятках музеев мира, а также в частных собраниях России, Германии, Франции, США, Швеции, Италии, Бразилии. Потоцкий также известен как автор памятников Александру Пушкину в Минске, Квебеке и Дюссельдорфе, Антону Чехову в Ницце и Токио, Ивану Тургеневу и Полине Виардо в Москве. Об этом сообщает ИТАР-ТАСС.

http://www.strana.ru/news/311380.html



Азнавур не знает, что споет москвичам

Единственное выступление Шарля Азнавура (Charles Aznavour)состоится сегодня, вечером 20 апреля 2007 г., в Кремлёвском Дворце.

Известный французский шансонье официально объявил о том, что московским концертом открывает своё прощальное мировое турне.

Вопреки ожиданиям, Азнавур не будет сегодня исполнять композиции со своего нового альбома. Об этом он рассказал накануне на встрече с журналистами.

В феврале этого года маэстро выпустил пластинку под названием «Colore Ma Vie». Диск был записан на Кубе вместе с оркестром известного пианиста Чучо Вальдеса.

По словам Шарля Азнавура, программа сегодняшнего вечера будет полным сюрпризом для зрителей. Дело в том, что даже сам маэстро не знает, какие именно песни он исполнит и сколько их будет.

Подсчитывать, сколько альбомов выпустил Шарль Азнавур за свою карьеру — дело безнадежное. И даже самому маэстро не под силу. В этом Шарль Азнавур признался, отвечая на вопросы журналистов.

http://www.cultradio.ru/doc.html?id=115792



«Я никогда не буду петь рок»
Шарль Азнавур порадовал поклонников проверенными хитами
ВЛАДИМИР ПРЕОБРАЖЕНСКИЙ

Продав более 100 млн. записей, великий шансонье стал за 60-летнюю карьеру королем среди исполнителей, поющих о любви на французском языке, как Элвис Пресли на английском и Хулио Иглесиас на испанском. Недавно 82-летний маэстро заявил о том, что прощается с большой сценой. И свой прощальный тур начал с Москвы. На субботнем концерте в Кремлевском дворце побывал и корреспондент «Новых Известий».

Эпоха ритмов нисколько не убавила любовь в России к лирической песни, к авторскому слову, к интонации исполнителя, что всегда сближало русский романс и французский шансон. Поэтому Шарль Азнавур давно стал у нас целой эпохой. Впервые «французский Синатра», как называли его критики, посетил СССР в 1964 году. И с тех пор приезжал не раз. Только за последнее десятилетие у него было четыре поездки в Россию, и каждый раз – с неизменными аншлаговыми концертами. Не последнюю роль в таком выборе играет и происхождение певца. Родители шансонье были армянскими эмигрантами, переселившимися во Францию после геноцида армян в 1915 году.

«Мой отец всю жизнь подписывался по-русски, а мой дед был российским поваром, – напомнил Азнавур журналистам накануне московского концерта. – Моей матери пришлось выучить русский язык, чтобы иметь возможность общаться с друзьями своего мужа». При этом дети Азнавура носят русские имена – Катя и Миша. И сын, как оказалось, уже несколько лет как обосновался в российской столице, где ведет свои дела. Таким образом, по выражению певца, «круг замкнулся», что ему очень приятно. Что касается Кати Азнавур, то она даже выступила в Кремле вместе с отцом – в скромной роли бэк-вокалистки. На одной из песен она вышла на авансцену вместе с родителем, и этот дуэт был особенно трогательным.

Программа мэтра и его аккомпанирующий состав во время всех последних гастролей остаются неизменными. Он возит с собой целый оркестр – скрипичный квартет, двух бэк-вокалисткок, барабанщика, перкуссиониста, двух гитаристов и двух пианистов. Каждую вторую композицию зал встречает радостным всплеском узнавания. «Я знаю, что на меня приходят, как на классика. И от меня ждут проверенных временем вещей, – сказал Азнавур в Москве. – Я не стал бы обманывать ожидания публики, не стал бы заниматься музыкальными направлениями, которые не свойственны моей эпохе. Скажем, я никогда не стал бы петь рок. Этого мне не простила бы ни моя публика, ни молодежь».

Кстати, молодых людей на концертах Азнавура как раз достаточно много, и сам почтенный певец находит этому факту простое и логичное объяснение: «Когда молодежь взрослеет, она влюбляется и, следовательно, начинает любить мои песни». Стиль, атмосфера концертов Азнавура хороши именно аристократической выдержанностью: в его манере нет места ни слишком буйному разгулу страстей, ни слишком пафосным придыханиям. Зато есть подлинная интимность в его особой разговорной манере пения, которой этот невысокий седой человек с известными на весь мир выразительными бровями так умеет подкупать сердца миллионов.

Между тем, когда Азнавур в середине прошлого века впервые выступил с концертом, исполняя свои песни, один парижский критик написал: «Надо быть сумасшедшим, чтобы с такой внешностью и таким голосом представиться публике». Не раз певец был освистан, не раз комплексовал по поводу своего роста и этнического происхождения. И лишь знакомство с легендарной Эдит Пиаф, которая взяла трогательного француза-армянина под свое покровительство, позволило Азнавуру совершить решительный шаг в карьере. А позже песни Азнавура уже почитали за честь исполнять Рэй Чарльз, Ширли Бейси, Лайза Миннелли. Сравнительно недавно – в 1995 году – Азнавуру удалось покорить и Америку – он стал единственным французским шансонье, чей диск занял первое место в классификации журнала Billboard.

Расставаться с публикой мастеру явно не хочется. Но все-таки возраст дает о себе знать – на сцене для Азнавура приготовлено кресло, он периодически садился отдохнуть. Впрочем, это не помешало ему на «цыганочке», когда во французский текст робкой стрелкой влилось русское «эх, раз, еще раз», выписывать на сцене пусть непродолжительные, но стремительные коленца. Зал провожал мэтра стоя, а в числе преподносящих цветы были многие известные люди – например Иосиф Кобзон.

Прощальный тур Азнавура по миру может растянуться года на три, пока маэстро объездит все те страны, где желает выступить. Но и после завершения турне Шарль Азнавур надеется сохранить способность творить и, в частности, планирует предаться литературному труду. В его планы входит создать две книги мемуаров, так что, как пояснил Азнавур на пресс-конференции в Москве, это будет «не настоящий уход от дел, не настоящая пенсия».

ЧТО ЕЩЕ СКАЗАЛ ШАРЛЬ АЗНАВУР В МОСКВЕ

Об этнических проблемах
«Меня по-прежнему очень беспокоят конфликты на Кавказе, особенно между армянами и грузинами. Я не вижу причин, чтобы единение, которое существовало между многими народами вашей страны во времена СССР, распадалось и разлаживалось. Я за то, чтобы оно существовало всегда».

О Вертинском и судьбе французского шансона
«У моего дела во Франции сегодня есть продолжатели. Появилось интересное новое поколение шансонье, которое создает песни, ориентируясь на каноны 10–12-летней давности. И такая преемственность традиций дает заметные плоды – концерты этих исполнителей пользуются большей посещаемостью, чем выступления многих зарубежных артистов. Франция возвращается к своему наследию, что очень важно. Возвращению к своим традициям, корням я желаю и русским музыкантам. Ведь мы хорошо знаем русскую музыку, которая восходит к временам Вертинского. Для нас это настоящая русская песня».

«Новые Известия», 23.04.07
http://www.newizv.ru/news/2007-04-23/68359/



Пою мое отечество
Ольга Ларионова

"В некотором роде я - певец правды. Рассказываю людям о том, что было, и о том, что есть... Если история затрагивает мою душу или сознание, я перевожу ее в песню", - заявил в интервью "Итогам" легендарный французский шансонье Шарль Азнавур

Лучший эстрадный исполнитель XX века, 82летний Шарль Азнавур решил попрощаться с публикой, и на минувшей неделе дал свой единственный концерт в Москве. Прилетев с семьей, Шарль попутно проведал и живущего в российской столице сына Мишу. "У меня вообще слабость к звучным русским именам", - объяснил "Итогам" Азнавур. Мы встретились в студии шансонье в Париже накануне его отлета в Москву.

- Вы назвали свое турне прощальным. Мы вас больше не увидим в России?

- Мне еще надо объехать много городов (улыбается). Я за свою жизнь пел в девяноста странах - надо и с ними попрощаться. Уже был в Штатах, Южной Америке, Германии. Впереди еще очень много городов.

- Вы как-то специально готовитесь к этому турне?

- Вы удивитесь, но нет - мне не надо ничего готовить. Публика должна любить меня таким, какой я есть. К счастью, на старости лет я не начал танцевать в балете, и потому ничего нового от меня не требуется: я просто пою свои песни. Обо всем на свете. Даже об экологии.

- Не знала, что вы еще и борец за экологию.

- Да я и сам не знал этого - до определенного момента. Но, как это часто бывает, жена повлияла. Каждый раз, когда собирался сделать что-то, чего не следовало, она мне говорила: "Не делай этого. Это нехорошо". Воспитала в конце концов (смеется).

- Удивительно: многие до сих пор считают вас настоящим мачо, соблазнителем...

- Мой Бог! Это все только слова. Естественно, я был молод, и у меня были женщины, но вот уже сорок четыре года, как я женат на Улле. Это что-то значит? В нашей среде не так много людей, которые остаются с женой столько времени. Так что сегодня уже никто не будет выдвигать меня на премию первого соблазнителя. Да и прежде это было невозможно: я всегда долго жил с женщинами, которых любил. А мимолетных историй было столь мало, что и вспоминать о них не стоит.

- Ваша история с Эдит Пиаф необыкновенна. Вы провели с ней восемь лет...

- ...и даже не были любовниками - это действительно необычно. Дружба есть дружба. У меня вообще много друзей-женщин - больше, чем мужчин. Я хорошо понимаю женщин и уверяю: с Пиаф мы были просто большими друзьями.

- И тем не менее вы были сильно зависимы от нее.

- Знаете, многие люди зависят от больших артистов. До того момента, пока не находят в себе силы оторваться от них. Но некоторым даже это бывает крайне тяжело сделать, потому что они как будто отравлены своими кумирами.

- От чего же вы никак не могли оторваться в случае с Пиаф?

- От схожести в восприятии, выражения эмоций и чувств. Мы любили одни и те же вещи, одних и тех же людей. Оба были хорошо знакомы с улицей. Надо сказать, что Эдит знала ее даже лучше меня.

- Слушая ваши песни, создается впечатление, что все они о вас. А вы говорите, что это не так.

- Отчасти вы правы. К тому же есть все-таки одна песня именно про меня, она так и называется - "Автобиография". В других можно уловить некоторые фразы и слова, напрямую касающиеся меня, но не более того.

- Положа руку на сердце, после шестидесяти лет выступлений вам по-прежнему доставляет удовольствие выходить на сцену?

- И да, и нет. Да - когда пою в местах, которые люблю. Нет - если приходится выступать в залах, которые мне не нравятся. Я хочу петь в комфорте - не в материальном, а в интеллектуальном комфорте. Я уже не в том возрасте, когда человек вынужден делать то, к чему у него не лежит душа. Все это осталось в прошлом. Сейчас я делаю только то, что мне нравится. Когда у меня спрашивают, кем я себя больше чувствую - актером или певцом, отвечаю, что я автор. Мне нравится писать об обществе. Гомосексуальность, ожирение мужчин и женщин, наркотики, аварии на дорогах... Все время об этом пишу. В некотором роде я - певец правды. Рассказываю людям о том, что было, и том, что есть. Не придумываю истории или сюжеты. Они приходят ко мне из жизни. И если история затрагивает мою душу или сознание, я перевожу ее в песню.

- Ваши неизменно черные костюмы на сцене должны подчеркивать мрачность некоторых ваших песен?

- Нет, просто я люблю черный цвет. Вот сцена - и я один на ней: черный цвет подчеркивает это одиночество. Мне не нравится, когда артист показывает, что он зарабатывает. Не люблю людей, на которых огромные золотые кольца, цепи...

- Однако на сегодня вы считаетесь самым богатым певцом во Франции.

- Конечно, публика знает, что я зарабатываю большие деньги и могу покупать себе дорогие вещи. Но это не повод, чтобы приходить и раздражать человека своим достатком. Я слишком уважаю бедность, потому что сам прошел через нее. И слишком уважаю людей, чтобы быть претенциозным и показывать им свои дорогие вещи. Я должен выйти на сцену обнаженным по сути - и уйти с овациями.

- Вы по-прежнему много работаете. Не мечтаете, как многие, бросить все и уйти на пенсию?

- Если кто-то хочет умереть от скуки, пожалуйста. Я - не хочу. Я бы умер на пенсии от безделья. Что делать на пенсии? Заниматься огородом? Сажать картошку, морковку, редиску и лук-порей?

- Вам это совсем не интересно?

- У меня есть возможность платить садовнику, который будет заниматься всем этим и многим другим, что мне совершенно недоступно.

- Вы в это время предпочитаете, например, записывать новый альбом на Кубе?

- А почему бы и нет? Куба хотя и далеко, зато там очень легкая музыка. А это как раз то, что нужно, чтобы немного смягчить мои жесткие тексты.

- Почему вам так и не удалось встретиться с Фиделем Кастро?

- Я очень этого хотел, однако Кастро был слишком болен - он лежал в больнице. Но я собираюсь вернуться туда, и, думаю, мы обязательно с ним встретимся. Меня совершенно не волнует, что люди думают по этому поводу. Я встречаюсь с теми, с кем хочу видеться. Меня обогащают встречи с такими личностями, как Кастро, как нобелевские лауреаты, писатели, большие артисты. Не хочу лишаться этой возможности только потому, что кто-то может меня осудить за это.

- Думаете, встреча с Фиделем подпортит вашу репутацию?

- Какую репутацию?! Давайте оставим эти слова для людей, которые вращаются в тусовке. Для меня имидж никогда не был важен. Я есть то, что я делаю, то, что пишу и пою, то, чем занимаюсь в жизни. Люди предпочитают не говорить о многом и скрывать свои истинные чувства, потому что хотят быть чистенькими. Я же пришел не торговать своим лицом, я пришел петь песни. Если люди не хотят, пусть не приходят на мои концерты. Но у меня всегда полные залы, значит, людям все-таки нравится. Я не политик и никогда не состоял ни в какой политической партии: ни слева, ни справа, ни в центре. Вслушайтесь в слова некоторых моих песен, и вы поймете мою позицию. Я не боюсь говорить правду о политиках. О том, что они обращаются к людям только для голосов, что они косноязычны и совершенно не занимаются молодежью.

- То есть одна из ваших последних песен - о парижских пригородах - это выпад в сторону власти?

- Я решил написать эту песню, чтобы разбудить в обществе совесть. Мне хорошо знаком образ жизни детей иммигрантов, потому что я сам был таким. Лет восемьдесят назад было то же самое. Разве что в то время проще было найти работу. Сейчас же, даже при наличии диплома о высшем образовании, многие испытывают трудности с трудоустройством. Почему молодежь бунтует? Она голодна. Им не только желудок надо чем-то набить. Они бросают свой голодный взор на таких людей, как я. Если я захочу приобрести что-то, то мне надо просто пойти и купить, а они могут это только украсть. Но поверьте: будь у них деньги, они предпочли бы сходить в магазин. Есть города, в которых иммигранты живут слишком долго, и все это время не могут получить достойное жилье. Они считают себя людьми второй категории и говорят, что недостойны Франции.

- В преддверии президентской гонки песня оказалась весьма актуальной.

- Мне плевать на президентские выборы. Когда писал, не думал о них. Я пишу все время - тогда, когда мне хочется поделиться своими мыслями и сказать людям о чем-то важном. И все. Политики лгут. Все, что им нужно, - это голоса избирателей. Мне не нужны голоса. Я не выставляю себя на выборах, поэтому могу говорить правду. Я не против иммиграции вообще, я против иммиграции, которая не позволяет людям интегрироваться в наш образ жизни. Если они приехали к нам, то для того, чтобы перенять наши ценности. Иначе я должен ехать к ним.

- Вы сами ощущаете себя сыном иммигранта?

- Вовсе нет. Я - француз. Но есть иностранцы, которые не хотят становиться французами. Они приезжают сюда потому, что у нас жизнь легче, чем на их родине. И французы не любят этого. Я не спорю ни с кем по этому поводу, это личное дело каждого человека. Я же родился в Париже, вырос тут, учился и, став французским артистом, представляю эту страну, пересекая мир. Я себя чувствую очень хорошо во Франции.

- Однако вы большой оптимист: если вспомнить вашу жизнь, она была очень трудной.

- Жизнь не бывает легкой ни у кого. Не надо жаловаться. Нельзя, когда мы достигаем чего-то, говорить: "Как я был несчастен!" Да, когда-то я был несчастен, но сегодня очень счастлив. Я преподал людям урок: можно находиться очень низко, но подняться высоко. Это очень по-американски. Думаю, что это должно быть и очень по-русски сегодня.

- Ваша внучка наполовину алжирка. Не боитесь, что из-за этого у нее могут быть проблемы в будущем?

- Нет, не боюсь: я могу увезти ее туда, куда захочу. Я не беден и могу устроить ее жизнь. Но не хочу, чтобы однажды внучка выслушивала упреки, что она - дочь алжирца. Проблема, которая существует во Франции, - это проблема, созданная небольшим количеством людей. Я знаком со многими выходцами из Северной Африки. Они не выступают против своих, потому что поддерживают диаспору, но знаю, что они не согласны со многим, что творится сейчас.

- Вы никогда не рассказываете, что потеряли сына...

- Да, в нашей семье об этом практически не говорят. Но есть одна комната в моем доме, в которую не могу войти без того, чтобы сердце не отозвалось болью: он умер именно в ней, когда я был на гастролях. Это был мой сын от женщины, с которой я жил совсем недолго и очень давно. Причина его смерти банальна: он пил лекарства для похудения, которые продаются в любой аптеке... Я долго переживал его смерть, но никого не обвиняю в случившемся. Лишь сожалею, что он так глупо ушел из жизни.

- Сами вы не боитесь смерти?

- Я не знаю, боюсь ли умереть, но точно знаю, что боюсь не жить. Это не совсем одно и то же. Есть нюанс. Умереть - значит исчезнуть совсем. Это сложно представить себе. А вот не жить - значит больше не видеть, не слышать, не трогать, не дышать. Это чувства, которые теряются. И это меня пугает. Особенно боюсь потерять зрение. Через взгляд можно увидеть душу человека. А если ты не можешь разглядеть душу, зачем вообще жить?

Париж
"Итоги", No. 17 (567), 23 апреля 2007
http://www.itogi.ru/Paper2007.nsf/Article/Itogi_2007_04_22_02_1433.html
Tags: aznavour, гкд, москва, пресса
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment